Меню Закрыть

В клининговые компании стараются не брать женщин старше 50 лет

«Комсомольская правда» провела «контрольную закупку» вакансий для женщин 50 плюс. И вот что вышло.

Москвичка Валентина Соколова когда-то окончила технический вуз. Потом много лет работала в Радиотехническом институте имени академика Минца, участвовала в разработке различных передатчиков. В 90-е ее сократили, устроилась на почту. А несколько лет назад нашла место с зарплатой побольше — занимается корреспонденцией в крупной компании. Три года назад, в 55, Валентина официально вышла на пенсию, но работу не оставила.

Валентина согласилась стать главной героиней нашей «контрольной закупки» — попытаться найти места, куда без всяких оговорок готовы взять людей старше 50.

«А Я-ТО ВАМ ЧЕМ НЕ ПОДХОЖУ?»

Спальный район на севере Москвы. Первое объявление о горячих вакансиях мы встречаем буквально через двадцать метров после начала нашей прогулки. Листочек на газетном киоске: «Требуется продавец».

— Вы запишите телефончик! — Продавщица, женщина лет пятидесяти, искренне обрадовалась. — Это отдел кадров. Там все объяснят.

Но в общих чертах охотно рассказывает об условиях работы. Продавцы получают процент от продаж. Платят каждую неделю. Скажем, заработал киоск за неделю сто тысяч, десять тысяч — твои. В каждом киоске работают две сменщицы, которые сами договариваются, по какому графику выходят. Два через два или неделя через неделю.

— В среднем в месяц получается около тридцати тысяч рублей, — продолжает наша собеседница. — Фирма как раз предпочитает женщин лет пятидесяти. Желательно россиянок. А если еще и москвичка, вообще идеально!

Впрочем, это только на первый взгляд работа — не бей лежачего. Почти все киоски открываются уже в семь утра (на месте нужно быть за полчаса до открытия) и закрываются в восемь. Раз в две недели — полная ревизия. Нужно скрупулезно пересчитать все проданное вплоть до скрепки. Недостача покрывается из кармана продавца…

На соседней улице ряд небольших магазинов на первом этаже жилого дома. На дверях павильончика «Продукты» объявление о поиске продавца. Заходим. Валентина спрашивает о вакансии. Главный здесь, судя по всему, высокий небритый кавказец. Он откровенно удивлен. Несколько секунд молчит, разглядывая Валентину.

— Нет вакансий. Взяли человека! — говорит он наконец.

На соседних дверях магазина, где всякая всячина по смешным ценам, такое же объявление.

Старшая — немолодая женщина-азиатка в форменной красной куртке — сразу машет руками:

— Нет, мы вас не можем взять. Нам нужны молодые девочки. До 35 лет. Может, у вас дочка есть? Приводите!

— А я-то вам чем не подхожу? Я общительная, порядочная.

«Леди в красном» немного смущена, но все равно трясет головой:

— Извините. Вам трудно будет. В вашем возрасте…

СТАЖИРОВКА — И ВПЕРЕД!

Еще через квартал вдоль дома тянется длинный продуктовый магазин. Женщина предпенсионного возраста торгует колбасами и мясными деликатесами от крупного производителя. Валентина спрашивает у нее насчет работы.

— А вот же у нас висит. — Продавец показывает объявление. — Неделю работаешь, неделю дома. Получаешь процент от продаж. За неделю около десяти — пятнадцати тысяч набегает. Но это как повезет, на какую точку поставят. Если проходимость хорошая, то и больше бывает!

— По возрасту ограничения есть?

— Да нет. Главное, чтобы человек адекватный был.

Следующее объявление — на дверях салона оптики. За прилавком, надо полагать, сам хозяин точки. То, что соискательница — россиянка, да еще и москвичка, его удивляет.

— Какой у вас опыт работы?

— Вообще я радиотехник.

— В торговле работали когда-нибудь?

— Нет.

— Тогда нужно неделю постажироваться, пройти обучение. А потом давайте работать. Я плачу 800 рублей за смену. Пять рабочих дней, выходные — выходные. Зарплата два раза в месяц.

Прикидываем в уме. Получается 16 тысяч в месяц. Негусто…

С распростертыми объятиями 58-летнюю Валентину встречают в крупной сети продуктовых магазинов. Очень нужен человек, который будет по ночам принимать товар, следить за залом (расставляя продукты и прочее).

— Обещают 22 тысячи рублей в месяц, — рассказывает Валентина, выходя из кабинета управляющего.

— Про возраст что-нибудь спрашивали?

— Нет. Никаких ограничений.

КАССИР ОКАЗАЛСЯ ГРУЗЧИКОМ

На trudvsem.ru (сайт курирует Министерство труда) — куча вакансий. Возраст ни в одном объявлении не указывают. Но на деле по некоторым профессиям ограничения все-таки есть. Например, нас заинтересовала позиция «кассир» с зарплатой до 60 тысяч рублей. Но, прочитав объявления, мы с Валентиной даже засомневались, а это точно называется «кассир»? Там нужен физически крепкий человек до 35 (явно только мужчина), который будет грузить и фасовать товары. И еще оказывается, что 60 тысяч — это как бы за два месяца. Потому что работа вахтовая. Месяц отпахал, месяц отдыхаешь.

Предложений о вахтах выше крыши. Звоним по еще одному объявлению насчет «кассира». С зарплатой до 40 000. Соколова объясняет, что ей 53 года (мы договорились чуть снизить возраст, чтобы попасть в промежуток будущего предпенсионного), она москвичка.

— Нам без разницы, — равнодушно отзывается девушка в телефонной трубке. — Даже если вы москвичка, жить все равно нужно в нашем общежитии. Такие у нас правила.

Много объявлений о работе в клининговых компаниях. Клиент заказывает через мобильное приложение уборку дома, приезжает женщина пылесосить, вытирает пыль, стирает, получает за два-три часа работы неплохой гонорар — до 3 — 4 тысяч рублей. На прошлой неделе я ради эксперимента звонил в подобную компанию, «трудоустраивал» маму. Тогда мне сказали, что старше 55 лет женщину не берут. Мол, здоровье уже не позволит «качественно оказать услугу». А в новой фирме, в которую звонит Валентина, возрастной порог уже до 50 лет.

— Ой, а мне 53, — как бы расстраивается наша героиня.

— Ну давайте я вас все равно в заявку внесу, — предлагает оператор. — Вдруг работодателя заинтересует…

И на целом портале — ни одной вакансии консьержки в Москве. Видно, разобрали!

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

«В торговле огромная текучка»

О результатах своей разведки боем докладываем президенту рекрутингового портала Superjob Алексею Захарову. То, что в сетевых магазинах и торговых точках готовы взять на работу людей старше 50, его не удивляет.

— В этом сегменте рынка труда очень большая текучка, — объясняет Захаров. — Люди постоянно меняются. В среднем за год — на 200 — 300 процентов. Это значит, что коллектив полностью меняется два или три раза в год. Полностью! Основные причины — довольно низкая зарплата и физически сложная работа.

Поэтому изначально надо понимать, что такие места — увы, ненадолго. Хотя, если человека все устраивает…

— А вообще я считаю, что дискриминации по возрасту у нас сейчас нет, — говорит эксперт. — Работодатель оценивает соискателя места только по его квалификации. Ну к примеру, если человеку шестьдесят лет, а он программист от бога, то, скорее всего, возьмут его. Потому что у него за плечами опыт. Он на пике своих знаний. Дело не в возрасте, а в реальных умениях. Если человек объективно не тянет, не важно, сколько ему лет. С ним, конечно же, распрощаются.

Источник: Комсомольская Правда